Мы заботимся о наших покупателях, поэтому так важно знать Ваше мнение. Все Ваши предложения, пожелания или претензии по работе компании будут доставлены Директору по качеству.

+7

Торговой марке «Эльбор» 33 года

Торговой марке «Эльбор» 33 года

Интервью с исполнительным директором завода «Эльбор» Ильей Николаевичем Компанцом

— Расскажите об истории Вашего предприятия, его создании, когда, где, при каких обстоятельствах оно возникло.
— Предприятие было создано в 1976 году в рамках большого советского холдинга электронной промышленности, расположенного в Великом Новгороде, который должен был производить видеомагнитофон «Электроника ВМ-12». Холдинг был устроен следующим образом: одни предприятия делали корпуса, другие что-то штамповали, третьи осуществляли сборку, а кто-то должен был делать инструментальную оснастку (штампы и прессформы). Вот под эти штампы и прессформы и был создан новый завод в г. Боровичи. На новый завод пригласили квалифицированные кадры с разных частей страны, оснастили его хорошим оборудованием и он начал стабильно выпускать эту продукцию, затем постепенно туда стали подключать госзаказ по другим видам изделий для российской электронной промышленности. К 1990 году завод работал исключительно на госзаказ, делая оснастку для различных предприятий страны. В 1991 — 92 годах, в период развала Советского Союза, у предприятия начались проблемы, связанные с разрушением хозяйственных связей, в результате чего завод фактически остался без заказов. В 1993 году предприятие, первым в Новгородской области, прошло через приватизацию.

Была проведена большая работа, предприятие получило власть в свои руки и стало думать, как ему выжить в рыночных условиях. Для этого необходимо было производить такую продукцию, которую можно было бы продать не государству, а конечному потребителю. И завод начал работать сразу по многим направлениям — делали киоски для продажи продуктов, начали выпускать сейфы и, соответственно, замки к этим сейфам, делали закаточные машинки, которые очень помогали предприятию в летний сезон и позволяли заработать к зиме какие-то деньги. При этом удалось поддержать и инструментальное производство, которое использовалось в это время как подготовительное для освоения различных видов изделий. И так предприятие просуществовало до 2000-х годов. А когда в 1998 году произошла девальвация, и спрос на импортные замки упал, то по этому виду продукции стал происходить определенный рост, и предприятие стало потихонечку развиваться. Уже к 2000-му году производство замков достигло 10 000 штук в месяц, при этом предприятие продолжало делать и сейфы, и закаточную машинку. 

— Итак, основные этапы развития Вашего предприятия — это его создание в 1976 году и приватизация в 1993. А что было дальше?
— В начале 2000-х годов предприятие стояло перед выбором — куда ему двигаться дальше? Было принято решение сфокусироваться на производстве замков, тем более что к тому времени у нас уже были неплохие наметки по созданию совместного предприятия с известной итальянской фирмой «CISA», с которой в конце 2001 года мы и создали СП. Изначально предполагалось развивать такие направления, как развитие производства современных взломостойких замков на российском рынке, работа вместе с фирмой «CISA» по продаже продукции, но в результате мы сфокусировались только на одном направлении — на производстве собственных замков. Что касается торговли, то свою продукцию мы продавали самостоятельно, а фирма «CISA» реализовывала свои изделия по своим каналам. К 2005 году мы вышли на производство примерно 150 000 замков ежемесячно. К этому времени фирма «CISA» была продана крупному американскому концерну, с которым мы не нашли общего языка и приняли совместное решение расстаться. С тех пор мы самостоятельная компания с очень ограниченным кругом акционеров. В начале 2006 года мы приняли стратегическое решение — развивать направление производства дверей как дополнительное к производству замков. За полтора года мы разработали и выпустили в производство первую модель — это были стальные двери «ЛЮКС», которые вышли на рынок в ноябре 2007 года.

— Что значит название «Эльбор»?
— Эльбор — это сверхтвердый сплав, на основе карбида бора, разработанный в 50-е годы в Ленинграде, он тверже алмаза. Когда этому сплаву давали название, то решили, что в начале будет первая буква от слова Ленинград — «Эль», а в конце — слово «бор», от первоначального элемента. А так как в производстве инструментальной оснастки эльбор реально используется, то новому заводу в 1976 году и выбрали это имя.

— То есть торговой марке «Эльбор» 33 года?
— Да. Сегодня эта торговая марка принадлежит нам, она зарегистрирована по классу замки, двери и еще по нескольким классам.

— Расскажите о структуре Вашей фирмы: ее подразделениях, количестве цехов, заводов, магазинов.
— Наше предприятие представляет собой небольшой холдинг. Возглавляет его управляющая компания, исполнительным директором которой я и являюсь. Холдинг состоит из нескольких бизнес-единиц, таких как: производство серийных изделий — это двери и замки; производство нестандартного инструментального оборудования — это прессформы и штампы, ну и торговый дом, который осуществляет весь контроль над продажами на всех рынках, которые нас интересуют. Площадка у нас одна, туда входит 7 цехов, в компании работает около 1 000 человек. Поддержку продаж осуществляют 12 офисов по стране, которые расположены в крупных городах, плюс один офис в Украине и один — в Белоруссии.

— Вся торговая деятельность ведется через торговые представительства?
— Все продажи осуществляются непосредственно через завод, а торговые представители продвигают нашу продукцию уже на местах. Собственных магазинов у нас нет и нет даже планов по их созданию. Мы работаем на федеральном уровне, поэтому если развивать свою розницу, то это надо делать также на федеральном уровне, а это абсолютно нереально да и не нужно. Наши партнеры в регионах вполне справляются со своими функциями, а мы готовы им в этом и дальше помогать.

— Каковы основные виды Вашей продукции?
— Прежде всего, это производство металлических изделий, таких как взломостойкие замки и стальные взломостойкие двери. Кроме того, наша компания делает ряд хозяйственных товаров, к которым, в частности, относится закаточная машинка для консервирования продуктов под торговой маркой «Машенька». Это не совсем профильный продукт, но мы шутим, что когда наши клиенты уезжают на дачу, они должны закрыть свою квартиру на хорошую взломостойкую дверь и не забыть взять при этом удобную закаточную машинку для консервации выращенных самостоятельно овощей и фруктов.

— Кто ваши основные поставщики материалов, полуфабрикатов, оборудования?
— У нас предприятие с очень глубокой степенью переработки материалов. Мы все делаем сами, покупая, фактически, только материалы. Мы сами делаем инструмент, а также оборудование для своего производства. Такой цикл, естественно, положительно сказывается и на себестоимости и на качестве продукции.

— Каков портрет Вашего потребителя?
— Мы делаем качественные взломостойкие двери и замки, которые нам не стыдно продавать, и поэтому наш потребитель, — это каждый человек, для которого важна как своя безопасность, так и безопасность своих близких.

— Какова ваша география деятельности в России, а также, в какие страны Вы экспортируете Вашу продукцию?
— Нас интересует абсолютно вся территория России, а также многие страны из ближнего зарубежья. По замкам у нас хорошие позиции почти на всем постсоветском пространстве, у нас там есть своя доля рынка, которая измеряется десятками процентов. А по дверям мы сейчас активно входим в Грузию, Украину, Белоруссию, Азербайджан. Везде, где наши продукты смогут принести пользу людям, мы будем их со временем продавать.

— Ваши планы в области производства и развития системы продаж на ближайшие 1 — 2 года?
— Отрабатывать все технологии, увеличивать производство, расширять модельный ряд. Для того чтобы охватить более широкий сегмент потребителей мы выпустили новую, более простую, модель дверей — «СТАНДАРТ». Будем продолжать заниматься и вспомогательными направлениями, а также предлагать клиентам фурнитуру и деревянные панели для дверей.

— А сейчас Вы делаете деревянные панели?
— Да, все двери комплектуются нашими стандартными панелями, а в дальнейшем мы планируем расширять этот ассортимент.

— Планируются ли какие-то изменения в системе продаж?
— Я думаю, что будет продолжаться усиление роли Торгового дома, это нормальный процесс, который находится пока в стадии формирования.

— Каков стиль Вашего управления, как формируется команда, и какова система мотивации сотрудников?
— Мы применяем разные стили управления, сегодня скорее, это комбинации. Безусловно, мы используем демократичный стиль, который позволяет нам управлять, не основываясь на роли каких-то отдельных личностей. Людям на местах проще принимать взвешенные решения, главное — это создать такие условия, которые позволили бы принимать их правильно. На мой взгляд, мотивация сотрудников и делегирование полномочий должны быть неразрывны между собой. Мы стараемся разработать такую систему управления персоналом, чтобы люди имели максимальные полномочия при максимальной ответственности, которая основана на адекватной мотивации при грамотном выполнении своих задач. Что касается команды, то сформировать ее, используя только внешние ресурсы, не просто, город у нас небольшой, всего 60 000 жителей. Поэтому, во-первых, мы сами стараемся «выращивать» своих сотрудников, и, во-вторых — для региональных офисов принимаем людей из других городов. Таким образом, команда по продажам у нас сейчас на 80% сформирована не из жителей Боровичей. Что же касается производства и управления, то в эти сферы деятельности мы стараемся привлекать своих людей, это гораздо проще. Мы много учимся, значительное количество наших управленцев уже имеют или получают степени MBA.

— Какие события в 2009 году были для вас самыми важными в бизнесе?
— Ну, это, наверное, кризис, который заставил на многие вещи посмотреть по-другому. Изменилось отношение людей и к рынкам, и к продуктам. Мы почувствовали изменения и в отношении своих потребителей, они стали тратить деньги более продуманно, серьезно выбирая продукты. Мы почувствовали серьезные изменения и в финансовых сферах, которые окружают бизнес, ситуация там складывалась не лучшим образом, особенно в начале года. Но зато мы поняли, что можно работать и расти и на падающем рынке. Наши продажи дверей сейчас растут каждый месяц довольно неплохими темпами. Видимо наши продукты соответствуют потребностям людей, которые готовы платить за них деньги. Возможно, в связи с ситуацией кризиса, безопасность стала более востребована, а возможно люди стали более серьезно подходить к вопросу затрат и стали более детально изучать продукт перед покупкой, а наши продукты имеет ряд существенных преимуществ перед конкурентами. Поэтому, мне кажется, что кризис пойдет только на пользу нашей отрасли.

— Как конкретно Ваша компания почувствовала кризис?
— У нас достаточно большая доля рынка по замкам, и когда остановились стройки, и, соответственно, покупатель стал меньше покупать наших изделий, мы почувствовали определенное снижение по продажам замков. Это был неприятный фактор, но мы были к нему готовы, и заранее предприняли превентивные меры. Взломостойкие двери, несмотря на падение рынка, дали нам достаточно большой рост, и поэтому финансово мы не почувствовали серьезных изменений, т. к. двери нам компенсировали временное падение продаж замков, и, в целом, по результатам первого полугодия предприятие осталось на том же уровне, что было и до прошлого года, даже немного выросло по оборотам. Во втором полугодии идет неплохое оживление и по рынку замков, мы уже вышли на предкризисный уровень, так что сейчас, я думаю, ситуация должна урегулироваться.

— Какой уровень падения произошел на рынке замков и дверей?
— Наш уровень падения по продажам замков составил до 20% в начале года, но сейчас уже достиг нормального. Я считаю, что мы упали меньше остального рынка, т. к. предприняли ряд упреждающих мер. В целом ситуацию на рынке оценить сложно, но многие сигналы говорят о 30 — 40 процентном падении.

— Какие проекты преобразований компании были реализованы за последние годы, и какие проекты намечаются в ближайшем будущем?
— Как я уже говорил, мы полностью реструктуризировались, из предприятия с функциональными направлениями стали холдингом, это произошло 2 года назад. Очень много мы сделали в модернизации производства. Выпуск дверей мы начали делать с чистого листа, у нас не было никаких устаревших технологий, мы расчистили цех, залили там новые полы, и поставили новейшее оборудование. Мы все делали сами от разработки генеральных планировок, до построения технологий, техпроцессов, конструирования продукта и подбора оборудования. На сегодняшний день мы выпускаем 150 — 160 тысяч серийных замков в месяц, а это 8 000 замков в сутки. Что касается технологий, то недавно мы приобрели промышленного японского робота. Сейчас он находится в процессе отладки на экспериментальном участке и осуществляет сварку дверей. Он будет выполнять порядка 80% сварочных операций в полотнах дверей. В ноябре мы планируем поставить его уже в основную конвейерную линию, а в течение года автоматизировать все сварочные работы по дверям на 100%. Кроме того, мы освоили собственное профилирование, сегодня все свои двери мы делаем из профиля, который катаем на собственных прокатных станах, у нас их три штуки. Нам серьезно помогает наш опыт изготовления инструментальной оснастки и нестандартного оборудования, на этом участке работы у нас работают профессионалы высокого класса — инженеры, конструкторы, т. к. такое производство это еще более сложный процесс, чем производство серийных изделий.

— Каковы Ваши программы обучения персонала, пользуетесь ли вы внешним консалтингом?
— Для обучения людей мы, конечно, привлекаем профессиональных тренеров, что же касается консультантов, то мы стараемся ими особо не пользоваться. Мы сами активно получаем образование, используем западный опыт, который очень хорошо представлен во многих источниках, особенно, это касается производства и управления. Для базовой подготовки мы нанимаем людей, которые учат наших специалистов принимать правильные управленческие решения и вообще выстраивать свой процесс менеджмента, ну, а в остальном, все дело техники: накладываем на специфику и поехали.

— Какие компании являются для Вас основными конкурентами?
— Это очень известные компании — «ПРО-САМ», «Гардиан», «МЕТТЕМ», «ТОРЭКС» и многие другие работающие в нашей отрасли компании. Мы серьезно и с уважением относимся к каждому нашему коллеге по бизнесу и считаем, что слабых игроков не бывает.

— Каким Вы видите Ваше предприятие в 2010 — 2012 годах?
— Мы станем очень серьезным игроком на рынке стальных дверей, закрепим свое преимущество и увеличим свои объемы продаж. Возможно, это произойдет не за счет того, что мы подвинем на рынке каких-то крупных игроков. В ближайшие годы места хватит всем производителям качественных продуктов. Скорее всего, с рынка будут уходить китайские двери, которые уже достигли своего предела по росту продаж, и пошли вниз. Кроме того, есть производители кустарных, низкокачественных дверей, которых мы тоже будем все вместе двигать. Глобально выстраивать конкурентные войны мы не собираемся, именно поэтому мы отвели свой продукт в сторонку от продуктов наших конкурентов, будем расти и занимать свою нишу. В течение нескольких лет мы собираемся выйти на производство 8 000 — 10 000 дверей в месяц. Наша стратегия — стандартизированная серийная продукция. Мы, в отличие от крупных компаний, на рынке серийных дверей всего лишь около двух лет, так что у нас все еще впереди.

— Как Вы оказались в дверном бизнесе?
— В 2000 году я окончил Инженерно-экономический университет и поступил в аспирантуру, параллельно начал работать в компании «ЭЛЬБОР», где постепенно добрался по карьерной лестнице до исполнительно директора совместного предприятия «CISA-ЭЛЬБОР». Я принимал активное участие в подготовке этого проекта и поэтому возглавил его. Ну а так как данный проект со временем вырос в основное направление развития предприятия, то я возглавил и весь холдинг в целом. Так, с 2005 года, я являюсь главой этого предприятия и проект по производству дверей, это уже полностью мой проект.

— Каковы лично Ваши принципы управления предприятием?
— Нормальный стандартный европейский менеджмент.

— Европейский менеджмент это общие слова, что Вы конкретно имеете в виду под этим словосочетанием, какой стиль управления Вам ближе?
— Ну, это не совсем общие слова — это конкретный набор принципов организации менеджмента в компании, который отличается от менеджмента в других культурах. Американский стиль управления значительно более агрессивный, чем европейский и построен на индивидуализме. Японский стиль управления совершенно отличается от обоих, он авторитарен сам по себе и не позволяет людям до определенного момента развиваться, сотрудники идут по карьерной лестнице долго, но это позволяет им, пока они займут определенную должность, накопить огромный опыт на своих местах. В нашем управлении мы используем элементы как американского стиля, с его делегированием полномочий и с выдачей людям достаточной степени ответственности для принятия решений, так и элементы европейского стиля, из которого мы используем жесткую регламентацию ряда бизнес-процессов. В каждом стиле есть свои преимущества и недостатки. Кроме того, для нас очень важно, чтобы все наши компании находились в одном информационном пространстве. У нас больше 300 компьютеров в единой информационной сети и IT во многом является нашим стратегическим преимуществом.

— Расскажите об уроках, которым Вас научил бизнес.
— Бизнес каждый день чему-нибудь учит. Когда мы начали продавать взломостойкие двери, то думали, что это не будет сильно отличаться от продажи замков. Но на практике оказалось совсем не так. Поэтому последние полтора года мы каждый день учимся чему-то новому, нам приходится на ходу менять некоторые бизнес стратеги, но жить стало гораздо интереснее, и работают у нас все очень интенсивно.

— Как Вы подбираете людей в команду?
— Главные критерии для кандидатов — это наличие головы на плечах и желание развиваться.

— Высшее образование обязательно?
— Как база высшее образование обязательно, желательно иметь и дополнительное образование, но если его нет, то мы сами отправим человека учиться.

— Проходите ли Вы сами обучение на тренингах, курсах?
— В конце прошлого года в Москве я получил MBА по направлению Стратегический менеджмент. Это очень хорошее образование, и хочется отметить, что я уже давно не учился с таким интересом, а главное — с пользой для дела.

— Чем Вы сегодня отличаетесь от себя пятилетней давности?
— Я стал спокойней, чувствую себя более уверенно.

— А что может вывести Вас из себя?
— Все, что и остальных нормальных людей, но, в целом, меня вывести из себя очень сложно. Я достаточно стрессоустойчив.

— Где и когда Вы родились, где учились?
— Родился я в июле 1978 года в городе Череповце, там же прожил 10 лет, затем мы с родителями переехали в г. Боровичи, где я окончил среднюю школу. Мама у меня металловед, работала на череповецком металлургическом комбинате, отец работал мастером на череповецком сталепрокатном заводе.

— То есть Вы потомственный специалист металлургической отрасли?
— Скорее я потомственно связан с металлом и оборудованием, у меня даже образование по диплому звучит как «инженер-экономист на предприятиях машиностроения».

— Вы кандидат экономических наук, а какова тема Вашей диссертации?
— «Управление конкурентоспособностью предприятия через развитие предпринимательской деятельности». Мне хотелось, чтобы теория была применима к практике, поэтому была выбрана именно эта тема.

— Вы занимаетесь спортом?
— Сейчас я катаюсь на горных лыжах. В школе активно занимался баскетболом, бегом, занимал какие-то места, но серьезных достижений, конечно, нет — я далеко не профессиональный спортсмен.

— Вы все время привязаны к одному предприятию. Почему?
— Пришел в компанию я потому, что отец у меня с 1993 работал директором на этом предприятии. Именно он пригласил меня туда, в числе других сотрудников. Ну а дальше мне пришлось самому доказывать, что я нахожусь на своем месте. Сегодня мой потенциал еще не до конца исчерпан, и я еще некоторое время собираюсь проработать в данной сфере.

— А конфликта отцов и детей у Вас не было?
— Нет, никаких конфликтов у нас нет. Отец уже около 4 лет не работает, и предприятием я руковожу самостоятельно.

— Какие у Вас есть хобби, увлечения?
— Я с удовольствием занимаюсь рыбалкой, плаваю на катере по озерам, катаюсь на горных лыжах. Очень люблю путешествовать по разным странам, желательно не через турагентство, а самостоятельно. Кроме того, меня очень увлекает работа. Я могу себе позволить заниматься тем, что мне интересно, а рутиной я не занимаюсь принципиально.

— Расскажите о том, какие Вы предпочитаете читать книги, какие Вам нравятся фильмы, актеры, есть ли у Вас дома животные?
— Из последнего прочитанного — Брэдбери. Очень здорово. Из кинематографа могу выделить фильм «Догвилль», Ларса фон Триера, он очень необычен и при этом полезен, рекомендую посмотреть. Из российских актеров я очень уважаю Янковского. Жаль, что такой мастер нас покинул, но я рад, что успел посмотреть многие его спектакли в Ленкоме в прошлом году. Очень люблю смотреть футбол. Из животных у меня дома есть коты.

— Оцените динамику изменения дверного рынка. Как Вы думаете, что будет в ближайшее время?
— Все однозначно будет падать. Стройки стоят, а рынок новостроек занимал достаточно большую долю рынка, порядка 25 — 30%. Люди, которые сейчас покупают двери в новостройки, приобрели жилье еще год — два назад, и скоро этот поток сократиться. Доходы населения падают. Ипотека и простое кредитование в нокауте. Откуда возможен рост? Возможна разная динамика по сегментам, но кардинального улучшения ситуации в ближайшие годы ждать не стоит.

— Сегодняшнее положение это уже низ, или рынок будет падать и дальше?
— Я думаю, что рынок будет падать еще несколько лет, пока не восстановится строительство.

— Какие тенденции в области дизайна были востребованы на российском рынке в последние годы?
— Мы к дизайну отделки дверей еще не подобрались — работаем со стандартными вариантами, а наши партнеры занимаются предложением дизайнерских решений. Поэтому ничего определенного я сказать не могу, но в следующем году будем активно над этим работать.

— А что, на Ваш взгляд, любит «средний» россиянин?
— Россиянин любит качественный продукт. Устойчивых брендов, которые были бы популярны среди большого количества потребителей, у нас пока нет, а это значит, что они еще будут формироваться. Нам в этом плане немножко проще, т. к. мы можем посчитать, сколько людей сегодня носит в кармане ключи «ЭЛЬБОР». Если мы за последние годы продали порядка 8 — 10 миллионов замков и у каждого замка есть по 2 — 3 пользователя, то значит, около 25 миллионов людей носят в кармане наши ключи. А это говорит о том, что они, по крайней мере, слышали название нашей торговой марки и видят его каждый день, поэтому наш бренд имеет определенное преимущество на рынке.

— Какова по Вашим оценкам доля Вашей компании на рынке?
— По дверям она еще очень мала, что же касается замков, то по России, в сегменте замков для металлических дверей, она составляет около 20 — 25%.

— Как отразится на дверной отрасли вступление в ВТО?
— Я думаю, что конкуренция с западными товарами на всех отраслях отразится крайне положительно как для производителя, так и для покупателя. На нас, я думаю, вступление в ВТО не сильно скажется, т. к. на сегодняшний день поток импортных дверей в Россию очень невелик. Ну, а если брать Китай, то он и без ВТО очень хорошо сюда проникает.

— Играет ли какую-то роль в Вашем бизнесе китайский рынок?
— Мы с Китаем находимся в разных сегментах. Конечно, что касается замков, то в предыдущие годы китайцы серьезно потеснили российских производителей дверей более низкого уровня, которые являлись нашими потребителями. Наша компания к Китаю относится как к погоде, если идет дождь, то надо взять зонт, а не плакать по этому поводу. Поэтому мы готовимся, смотрим, изучаем, и в целом, ничего страшного в Китае я не вижу. Кроме того, в связи с сильнейшей конкуренцией внутри страны китайцы сейчас начинают терять многие рынки, они съедят себя сами.

— Какой из мировых рынков входных дверей ближе по менталитету к российскому рынку?
— Я мало знаю мировые рынки. Европейский и американский рынки сильно отличаются от нашего, там нет серийной типовой застройки как у нас, там нет таких требований к взломостойкости, там металлические двери ставят только в подъезды и общественные заведения. Например — Италия, там совершенно другой климат, другой уровень преступности и, соответственно, другие требования к дверям и замкам. Свои силовые замки они, в основном, продают не в Италии, а экспортируют. Итальянские замки известны и в России, но я не считаю, что они лучше наших по характеристикам взломостойкости. Иногда итальянские замки красивее, у них хороший функционал, но они слишком дорогие и работают на очень узкий сегмент в нашей стране.

— Кто в замковой отрасли является для Вас законодателями мод?
— Конечно это 2 бренда — «CISA» и «Mottura». Фирме «CISA» 70 лет, а фирме «Mottura» около 30 лет, можно представить какой опыт стоит за их спиной, это очень серьезные компании. Но у них есть и свои издержки, например, завышенная себестоимость и вечная борьба с профсоюзами, которая не сказывается положительно на качестве продукции. На сегодняшний день я не вижу смысла для российского потребителя переплачивать за иностранные замки, ни по надежности, ни по функционалу. А по взломостойкости некоторые наши замки во многом превосходят «CISA» и «Mottura».

— Какой процент российского рынка сейчас занимают взломостойкие итальянские замки?
— Я думаю около 3 — 5%, учитывая, что продаются они только в крупных городах.

24.11.2009, журнал «Дверное дело» http://www.dvernoedelo.ru/index.php?page=26&t=5&id=187